Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Горизонтальная Россия
  2. Несколько вопросов к Дмитрию Орешкину

Несколько вопросов к Дмитрию Орешкину

Михаил Долиев
Михаил Долиев
Добавить блогера в избранное
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.
Поделитесь с вашими знакомыми в России. Открывается без VPN

С некоторых пор очень часто приходится слушать Дмитрия Орешкина. Задать вопросы меня сподвигло последнее интервью, которое он дал на канале Форума свободной России.

Один из тезисов, который Орешкин регулярно продвигает, заключается в том, что в России нужно идти на выборы, несмотря на фальсификации. По мнению Орешкина, фальсифицируют лишь 20 % голосов, поэтому мобилизацией протестного электората можно пережать массовых вбросов.

Подобную тактику оппозиции, призывы к оппозиционным избирателям я наблюдаю с 1999. И вот уже двадцать лет прошло, а мы все так и   наблюдаем, путинская машина фальсификаций действует, и год от года всё успешнее. Оппозиция до последнего дня стремится играть в правовое государство, правовое поле, закрывает глаза на убийства оппозиционных лидеров, делает вид, что в мире не идет агрессивная война без соблюдения правил и конвенций. Не все. Лишь некоторые причисляющие себя к стану оппозиции, лидеры мнений, продолжают типичную тактику интеллигентного человека, отворачиваются, когда кого бьют, не замечают травли в отношении коллеги и прочее. Бьют-то не их.

Да и, только ли 20 % бюллетеней фальсифицируют в России? Еще недавно бытовало мнение, что “фальсифицируют только 10 %, ничего страшного, приходите, голосуйте”. Сегодня вдруг ставки возросли.

Да и, откуда у Вас сведения, что фальсифицируют только 20 %, на чем основывается такая уверенность? Личный опыт? Тогда интересно, где Дмитрий Борисович оставался на подсчет? На каком избирательном участке Вы останавливались для наблюдения за подведением итогов? Интересно, как в течение дня фиксировали явку избирателей? Какими методами работали? Неужто поверили  в беспристрастность членов избирательных комиссий? Они всегда очень вежливые и обходительные, не правда ли?

Конечно, Вы наверняка знает, что настоящая избирательная кампания, выборы начинаются задолго до дня голосования. Иногда чуть ли не за пару лет. И вот, наш действующий глава государства, каковым до сих пор является Путин, начинает свою избирательную кампанию, что он предпримет перво-наперво? Конечно, выстроит свою вертикаль, читай диктаторский режим. Расставить на ключевые места своих людей (мне иногда кажется, что и в оппозицию тоже). Принимает репрессивные законы. Превращает избирательную систему, ЦИК - в надежную машину фальсификаций. Частью этой машины является информационная система ГАС “Выборы”. А Вы думали эта система помогает вести подсчет? Нет, главное ее предназначение свести концы с концами, чтобы в результате фальсификаций поменьше вылезло всяких ляпов, типа 146 %. Чтобы сверху спускать правдоподобные цифры.

Ну и куда приплюсовать путинскую вертикаль и другие необходимые факторы фальсификаций? Какой процент они вносят в изменение итогов голосования?

Это качественный фактор.  Как высчитать влияние административного ресурса на принятие решений при выборе партии?

Нужно отметить также основной метод изменения волеизъявления избирателей - это массированная пропаганда государственных СМИ. Что это, уже фальсификация или еще нет?

По опыту мы знаем, что Путин и партия “Единая Россия” никогда особой щепетильностью в области соблюдения своего же законодательства не отличались, поэтому двадцать четыре часа в сутки со всех телеканалов,  СМИ льется только одна точка зрения. Причем вся эта путинская пропаганда транслируется без перерыва до и после  избирательных кампаний. Новости включил, там обязательный сюжет, как Путин кого-то принял.

И как эту постоянную пропаганду учитывать в процентном соотношении фальсификаций? Нам ли рассказывать, как близкие родственники, посмотрев немного телевизор, превращаются в мерзких зомби.

Так как учитывать постоянно действующий фактор пропаганды в процентном соотношении?

Можно лишь припомнить несколько примеров, как партия “Наш дом Россия”, потеряв контроль над СМИ, в 1999 получила лишь около 1 %. И наоборот, как неизвестный носильщик чемоданов с рейтингом в районе статистической погрешности, становится президентом огромной страны.

Здесь автора сильно переполняют эмоции.

Или вот еще один фактор. На выборы не допускаются определенные партии, политики. Как мы знаем, в разные электоральные циклы к участию в выборах не допускались: Михаил Касьянов, Эдуард Лимонов, Гарри Каспаров, Владимир Буковский, Борис Немцов, Алексей Навальный, сегодня вот Борис Надеждин. Некоторые же политики преднамеренно не выдвигали свои кандидатуры, после бесед в Администрации президента, выдвигая вместо себя никому неизвестных, раболепных и серых посредственностей. Такое было на выборах 2004, и будет на выборах 2024.

Подбор слабых кандидатов, спойлеров - это какой процент фальсификаций? Как учесть данный вид фальсификаций? Как рассчитать численное выражение  данного вида фальсификации?

Это качественные, а не количественные методы фальсификации, которые указывают политологам и мыслящим людям, что это и не выборы вовсе.

 

Теперь перейдем к утверждению: “Фальсифицируют 20 % бюллетеней!” Да, математическими методами обнаруживается фальсификации в районе 20 %. Причем цифры довольно сильно гуляют в зависимости от региона, типа выборов и времени выборов. Но политология - не точная наука, чтобы можно было рассчитать процент фальсификации так легко до одного украденного голоса.

Приведу здесь цитату политолога Владимира Киреева, его ответ на предложение Панфиловой о сотрудничестве в 2016 (Кстати, Орешкин не отказался от работы в ЦИК):

 

“Поэтому никакие встречи и никакие "рабочие группы" проблему фальсификаций в России не решат. Проблема в самой власти в России и конкретно в Путине. Вас же, Элла Александровна, поставили в ЦИК не для того, чтобы бороться с фальсификациями (как Вы уже поняли, у Вас для этого даже толком нет полномочий - Вы об этом сами говорите в интервью), а для того, чтобы их прикрывать. Просто Вы вызываете у людей больше личного доверия, чем Чуров. А единственное, что может искоренить фальсификации - это смена федеральной власти в России, и приход к власти людей, которые уважают демократию, законы и российских граждан.” 

 

Математический метод, это не единственный метод которым пользуется современная наука. Фиксировать фальсификации можно и другими научными методами. Например, есть отличный - метод включённого наблюдения. Которым многие наблюдатели на избирательных участках пользовались не ведая, что это тоже научный метод. Сколько же собрано за эти десятилетия свидетельств наблюдателей, записанных фото, видео, аудио документов и выложено в социальных сетях! Сколько нужно еще, Дмитрий Борисович, доказательств, чтобы доказать демократических выборов в России - нет?

Двадцать процентов - это много или мало?

Этого достаточно для того, чтобы не признавать выборы в нормальном вменяемом обществе.

Рассмотрим задачу. У партии “Единая Россия” (или кандидата Путина) было 40 % голосов, а у КПРФ (или кандидата Зюганова) - 60 %. Первая партия украла 20 % у второй. Сколько осталось у партии “Единая Россия”? Сколько всего процентов голосов? Правильно - 100 %.

Априори, у нас всегда должно оставаться 100 %. Ни в коем случае не 146 %! Куда пойдут эти 20 %? Они ведь не могут зависнуть в воздухе. У нас не может быть 120 %. Не зря же их крали.

Правильно! Всё украденное идет партии “Единая Россия”. У партии “Единая Россия” теперь - 60 %. Так ведь это же уже победа ЕР. Разве кража 20 % голосов не существенная фальсификация, Дмитрий Борисович?

Усложним задачу. Допустим у нас на выборах не две партии, а блоков тридцать. И вот партия “Единая Россия” (или кандидат Путин) крадет эти пресловутые 20 %. Но не у одной партии сразу, а равномерно у всех партий больших, малых, средних. По чуть-чуть. Чтобы не так было заметно. И вот у кого-то из новичков, малых партий, не очень популярных, малозаметных партий остаётся 2 %. Потому что ЕР отщипнула у каждого блока равномерно по 3 % голосов. А в сумме это составляет как раз примерно 20 %. Обворованные маленькие партии не преодолевают пятипроцентный барьер, не проходят в Госдуму РФ. Плюс к этому, проценты, полученные малыми политическими партиями, но не прошедшими в Госдуму, перераспределяются, среди тех, кто в Думу прошел. Опять кража, но уже по закону!

Почему же Вы считаете не смертным грехом кражу 20 % голосов?

И здесь я хочу задать еще один вопрос, а Вы пошли на вечеринку, где бы вам обещали, что вас ограбят, но на 20 %? Вы пошли бы на пати, где бы вам гарантировали, что изнасилуют, но не более чем на двадцать процентов? Ну, пожалуйста, на полшишечки? Вы стали бы кушать мёд, который загрязнен на 20%?

Однако же из года в год Вы убеждаете людей принимать участие в этом действии, мол ничего пережмём! Оппозиция возьмет свое!

И вот, сегодня в ход пошел последний аргумент, последний бастион обороны: “Давайте портить бюллетени! Недействительный бюллетень - это точно голос против Путина!”

Вот я только не понимаю, откуда Вам, Дмитрий Борисович, известно, что красть бюллетени будут у всех, а вот пачку с недействительными - не тронут? Может Вам такое Кириенко обещал?

Непонятно также, а зачем портить бюллетень, делать его недействительным? Что это за борьба такая? Голосовать за пустое место, ради того, чтобы стояла подпись в списках за полученный бюллетень?

Я не слушал Ваши лекции по географии, но я попробую привести похожий пример из географии. Утверждение, что пачки с недействительными бюллетенями не ограбят, так же ошибочны, как утверждение о плоской Земле!

Последнее время фальсификаторы не брезговали никакими методами, для кражи голосов избирателей, вплоть до рисовки нужных результатов без всякого подсчета. В начале фальсификаторы используют все имеющиеся способы фальсификаций, меняя свою тактику в зависимости от обстановки на участке. Они используют методы от вброса, до кражи бюллетеней во время подсчета, если это не помогает, попросту рисуют результаты. Такое наблюдалось неоднократно на избирательных участках. Причем, год от года фальсификаторы оттачивают свое умение и ловкость рук. Например, с некоторых пор УИК формируются сроком на пять лет, это позволяет найти фальсификаторам ключ ко всем членам с правом решающего голоса, а значит не позволить пересчитать бюллетени. Если это не помогает, они меняют тактику (Фальсификаторы очень гибки!). Тогда на участок направляется группа голосующих за мертвые души или действуют по-другому.

Неоднократно фальсификаторы ловились за руку повышением явки. Мало кто знает, искусственное повышение явки ведет в итоге к завышению процента за действующего кандидата. Завышают явку, уж конечно не для оппозиции. Не для того они старались.

Но зачем, Вы, Дмитрий Борисович, помогаете повышать еще и фактическую явку? Чтобы процент фиктивной легитимности Путина рос до невиданных небес?

Из выборов в выборы усилия фальсификаторов были направлены на сгон бюджетников, работников газпрома, полиции и пр. Последнее время никто даже не предлагает голосовать за Путина. Это не важно. Сегодня участие в выборах - это акт лояльности к диктаторскому режиму.  Не важно как голосуешь, главное что пришел. Специально обученные люди позже сделают все как надо.

Так почему Ваши действия такие же, как и действия Администрации президента? Почему Ваши действия направлены на повышение фактической явки?

Понятно, почему режим хочет повысить участие избирателей в выборах. Для того, чтобы разобщенное население обвиняло своего соседа в том, что именно он голосовал за Путина. Для того, чтобы каждый ненавидел своего соседа, обвинял в своих бедах ближнего, а не узурпатора.

Ведь, если на выборы никто не ходил в знак протеста, а на утро объявили  сногсшибательную явку, каждый будет уверен, что никто диктатора не выбирал.

Понятно, что явку тоже фальсифицируют, завышают, но зачем им помогать? Зачем облегчать работу фальсификаторам? Зачем соучаствовать?

Наконец, я решил посмотреть, какое у Вас образование. Оказалось, что Дмитрий Борисович - кандидат географических наук.

Нет, я не против, когда люди, понимающие политические процессы, провозглашают себя политологами. В конце концов, Сократ тоже был каменотесом, Аристотель - врачом. Но судя по биографии, Орешкин значится парторгом Института географии при Академии Наук СССР. Мы знаем, что простые смертные на такие должности не попадали. Также, на такие должности не попадали, не пройдя обучение в Высшей партийной школе. Выходит это Ваше политическое образование? Получается Вы учились еще по материалам Двадцать Шестого съезда КПСС? Но ведь из текстов книг “Малая Земля”, “Целина” хороших прогнозов не сделаешь?

 

Мы считаем, чтобы оппозиции победить, нужно называть вещи своими именами. И начать нужно прямо сейчас:

Выборы в России - массовые фальсификации,

Президент Путин - узурпатор,

СВО - война.

Так победим!

Материалы по теме
Мнение
29 января
Николай Кузьмин
Николай Кузьмин
Кто такой Малинкович Сергей Александрович от «Коммунистов России» и как он собрал подписи?
Мнение
1 июня
Лев Шлосберг
Лев Шлосберг
Прицельная стрельба по несогласным гражданам из политического пулемета «иностранный агент» продолжилась
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме